БТФ
09:00, 24 окт 2022 г.    Эксперт

Почему европейские санкции не смогли обрушить российский нефтегаз

Устойчивость сектора зависима от реализации стратегических проектов на востоке страны – считает президент Института энергетики и финансов Марсель Салихов

Почему европейские санкции не смогли обрушить российский нефтегаз
  pxhere.com

Больше половины промышленного производства Дальнего Востока зарабатывает на добыче полезных ископаемых. Один из ключевых рынков — нефтегазовый. Первый санкционный шок сектор, похоже, отразил. Сегодня важно понять, как будет складываться конъюнктура в будущем. Об этом Марсель Салихов рассказал на ежегодной конференции Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА). Подробности — в материале ИА Vostok.Today.

В отношении России введено очень много разного рода ограничений. Самые жесткие и многочисленнее направлены на нефтегазовый сектор.  

Азиатский вектор сработал 

Но пока планы его обрушения у ЕС не выполняются. Добыча нефти в апреле в России упала на 9% по сравнению с февралем. Но далее ситуация несколько стабилизировалась и в июле снижение составило лишь 3%. 

Ранее мы писали: Россия готовится противостоять новому пакету санкций даже в ущерб собственным интересам

Причин две. Во-первых, Россия занимает очень большую долю на всех рынках основных видов энергоресурсов, а в мире не так много свободных альтернативных мощностей. Это снижает для ЕС эффективность ограничений.

Во-вторых, удержать объемы экспорта и производства России удалось благодаря развороту поставок на азиатские рынки. В эти регионы нефть марки Urals поставляется с дисконтом к нефти марки Brent. И это оказалось выгодным: покупатели получили скидки к мировым ценам и сегодня они приобретают Urals по $70-75 за баррель. На таких условиях российскую нефть с большим удовольствием покупает Индия. Раньше эта страна не была активным потребителем российской нефти из-за дорогой логистики. Сейчас, получая скидки, она может компенсировать затраты на транспортировку. 

Фото: pxhere.com 

Восточный фактор

Но перед отраслью стоит новый вызов — эмбарго ЕС на поставки морским транспортом, которое вводится в декабре, и механизм «потолка цен». Пока не очень понятно, как два этих механизма будут работать одновременно: эмбарго означает полный запрет, но получается, что по цене в рамках потолка поставлять нефть танкерами все-таки можно. При этом эмбарго не распространяется на поставки трубопроводным транспортом. Именно в силу этих противоречий механизм не будет эффективным для тех, кто его создавал. Кроме того, Китай и Индия не присоединяются к идее введения потолка цен. И это тоже сильно снижает его эффективность.

России в этой ситуации, вероятно, придется еще больше увеличить скидку покупателям, это снизит маржинальность, но не обрежет поставки совсем. В любом сценарии произойдет сжатие поставок на Европейский рынок. Поэтому России сейчас чрезвычайно важно развивать инфраструктуру в части организации альтернативных каналов и перераспределять потоки на восток через «Сила Сибири – 2» и нефтепровод Восточная Сибирь (ВСТО).   

В целом по итогам текущего года добыча нефти останется на уровне 2021 года, но в 2023 году добыча может сократиться на 5-7%.  

Несколько сложнее будет заместить объёмы экспортных поставок нефтепродуктов. Наши заводы исторически ориентировались в первую очередь на европейский рынок. Китай и Индия сами являются крупными переработчиками, они заинтересованы прежде всего в сырой нефти. 

Внутренний разворот

По-иному складывается ситуация на рынке газа. Здесь альтернативных вариантов гораздо меньше, чем на рынке нефти.

Турция заявила о готовности создать ХАБ, но полностью перекинуть те объемы, которые поставлялись в Европу, на Турцию невозможно. Рынок гораздо уже, а возможности экспорта из Турции в другие страны ограничены. Какие-то объемы можно будет поставлять в Центральную Азию, в Узбекистан и Казахстан. Но компенсировать потери полностью не получиться, мы все равно увидим снижение объемов экспорта газа. 

Фото пресс-службы «Газпрома»

Так, в прошлом году мы экспортировали 204 млрд кубометров. В этом году будет около 130 – 135 млрд кубометров, в последующие два года — 100 – 110 млрд кубометров. И дело не только в объемах, но и в стоимости. Европа — это премиальный рынок, на котором «Газпром» и зарабатывал основную часть прибыли. С учетом текущих затрат большая часть поставок в страны СНГ нерентабельна.

Для Европы же этот конфликт выливается в существенный рост цен на газ. При этом часто обсуждается вопрос – не замерзнет ли Европа этой зимой? Не замерзнет: ее хранилища заполнены на 95%. При условии, что зима не будет очень холодной, Европе запасов хватит на отопительный сезон. А вот дальше, скорее всего, проблемы будут. Если произойдет окончательный разрыв с Россией, Европе придется перестраивать свою экономику, промышленность и временно отказываться от экологических программ.    

Но перестраиваться нужно и России. «Газпрому» и в целом газовой промышленности необходимо будет в большей степени ориентироваться на внутренний рынок. Это означает, что добыча газа не остановится, но внутренние цены на газ будут повышаться. Раньше «Газпром» зарабатывал в Европе и поддерживал низкие цены на внутреннем рынке. Эта разница постепенно будет нивелироваться.

Будут активнее развиваться новые каналы транспортировки газа, в частности магистральный трубопровод «Сила Сибири – 3». У «Газпрома» были проблемы с ресурсной базой. Компания долго откладывала начало разработки Южно-Киринского месторождения на Сахалине. Сегодня, похоже, проблемы решены.

В долгосрочной перспективе с точки зрения диверсификации наиболее интересным считается экспорт сжиженного природного газа (СПГ). Его производство будет развиваться. Рынок СПГ в мире супердефицитный, поэтому-то санкции против СПГ и не вводились. Теперь потоки в наибольшей степени будут тоже переориентированы на Азию – найти покупателя на этом рынке можно.

Другое дело, что появятся проблемы со строительством новых СПГ заводов. Раньше они строились на западных технологиях западными подрядчиками. Российские технологии появятся рано или поздно. Но насколько они будут масштабируемы, пока сказать сложно. До 2027 года введут только первую очередь Арктик СПГ 2. Больше новых вводов не будет осуществлено. Выход Shell из проекта «Сахалин-2» приведёт к некоторому сокращению производства на заводе. Он не сможет работать с превышением проектной мощности и будет испытывать проблемы с обслуживанием оборудования.

Понравилась новость? Поделись с друзьями
Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Чтобы подписаться на канал Vostok.Today в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/VostokToday с любого устройства, на котором установлен мессенджер и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Не забывайте подписываться на канал Vostok.Today Дзен