11:25, 10 июн 2020 г.    Хабаровский край

«В Хабаровском крае скоро не останется леса» - экологический активист


Надежды на нового губернатора не оправдались: Сергей Фургал возмущается, раздаёт поручения, но ситуация только ухудшается
«В Хабаровском крае скоро не останется леса» - экологический активист
  Pixabay.com, По всей тайге бесконтрольно вырауют лес в Хабаровском крае
В лесах Хабаровского края творится настоящий беспредел. Лес варварски вырубается, контролирующие службы смотрят на это сквозь пальцы. Надежды на нового губернатора Сергея Фургала не оправдались: он возмущается, делает громкие заявления, раздаёт поручения, но ситуация только ухудшается с каждым днём. Об этом представитель коренных малочисленных народов Крайнего Севера, экологический активист-общественник Сергей Сусликов рассказал корреспонденту Vostok.Today.

Ранее мы писали: Ни денег, ни перспектив? Что происходит в Хабаровском крае после избрания Фургала

В марте 2019 года, когда после громкого избрания в Хабаровском крае нового, «народного», губернатора Сергея Фургала у многих были большие надежды на то, что ситуация в одной из основных отраслей региона, лесной, коренным образом изменится, экологический активист, представитель Коренных малочисленных народов Севера Сергей Сусликов дал большое интервью агентству REGNUM.

Тогда в Хабаровском крае на всю страну гремели уголовные дела, связанные с масштабными махинациями в лесопромышленной отрасли. Сергей Сусликов на тот момент утверждал: на богатейших лесах Хабаровского края греют руки все, кому не лень, кроме регионального бюджета. В числе основных причин общественник называл несостоятельность законодательства и нежелание властей видеть, какой бардак творится в тайге.

Прошло больше года. Мы разыскали Сергея Сусликова и спросили, как изменилась ситуация в лесах региона за это время?

«Изменилась? Конечно изменилась! Стало еще хуже! Намного хуже! Возьмем район им. Лазо. В полиции сокращения. На месте почти никого не осталось, чтобы можно было оперативно вызывать, пресечь незаконные рубки. В Мухене, где очень много леса, в 2019 году было четыре участковых, был оперуполномоченный, другие сотрудники, то сейчас нет никого! Естественно, что на вызовы отправляют дежурную часть из Переясловки. Они приезжают на какие-то серьезные преступления – убийства, прочее. А за природными ресурсами никто никакого контроля не ведет. ОБЭП бывает наездами, редкими, надо отметить. Никакой информации о том, что творится в тайге, они не имеют, по той простой причине, что на месте нет никого, нет сотрудников. Позиция полиции сильно ослаблена сейчас», - рассказал Сергей Сусликов.

Очень жестко высказался активист и о действующем лесном законодательстве. По его убеждению, это законодательство писала «лесная мафия под себя».

«Создается впечатление, что лесное законодательство у нас написано лесной мафией под себя! Оно же, в прямом смысле, всё сделано под коррупционную систему. Нет четких обозначений – кто и как должен контролировать лес. Есть постановления о правилах таксации, отводах лесосек. Ими руководствуются лесничие. Но нет никаких конкретных нормативных актов, определяющих порядок их действий», - считает активист.
Ранее мы писали: ЛДПР в Хабаровском крае и России: голый популизм на фоне кризиса

Сергей Сусликов привел примеры того, как некачественное законодательств способствует уничтожению лесов.

«Если сейчас заехать в нашу Мухенскую тайгу, там вырубленный и бархат амурский, и орех. Все вырубается! Под корень! Там пни одни вместо краснокнижных деревьев. Там выпилили все уже! Что лесничие делают? Акты проверок у них «в порядке». Но есть одно «но». Лесничие по закону не обязаны проверять все 100% делян. Они должны проверить выборочно только 10% делян. Вот они и «выбирают». И все у них – законно, все в порядке. А вы в тайгу зайдите: там пустыня. Но даже «показыне деляны», которые они проверяют, не соттветсвуют действительности, там все не так, как в актах. Смотрите, какая схема. Например, в данном районе произрастает 100 кубов леса. Лесопользователь по закону может выпилить до 30%. А ценных пород можно вырубить 3-4 куба из 100. Но ведь в акте можно написать, что там не 100 кубов произрастает, а 1000. И тогда, опять же, по документам, все сойдется: было 1000 кубов, вырублено 300, ценных пород тоже все по нормативу.  Но по факту – там уничтожен весь лес, под корень, 100%! Но кто поедет проверять? Да никто. Тайга большая. Или, например, уловки со строительством дорог. Дают разрешение на строительство пяти (!) лесовозных дорог в одном районе! Разумеется, для того, чтобы сделать дороги, нужно вырубить лес. А потом лесопользователь, после того, как все там вырубит, говорит, что передумал там работать. И самое обидное: что привлечь к ответу никого нельзя. В Лесном кодексе такие дыры – через них сто бульдозеров пролезут!», - возмущен общественник.

Сергей Сусликов верит в то, что хабаровскую тайгу можно спасти. До недавнего времени он искренне верил в то, что главным защитником тайги станет новый губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. Да и как было в это не верить, ведь во время выборов и сразу после Сергей Фургал много говорил о спасении лесной отрасли, о наведении там порядка. Фургал ведь обещал: навести порядок в лесах, в лесозаготовках, обеспечить приток платежей от лесозаготовок в бюджет Хабаровского рая, а не китайских провинций. Он вообще много всего обещал.


Фото: Pixabay.com, Лесосека

«Я записался на прием. Не просто так пошел, с документами, расчетами, фотографиями. Я ж не один, мы с ребятами из ОНФ там работали, в тайге. Когда записывался, мне сказали, что у меня есть 20 минут. Но проговорили мы с губернатором 40 минут. Он соглашался, возмущался, ругался вместе со мной, обещал всех наказать... И поручения давал, много поручений. Он дал поручение зампреду правительства Хабаровского края Юрию Золочевскому провести проверки и принять меры. Тот дал поручение другому зампреду – Владимиру Хлапову. И что? Да ничего! Ничего не изменилось, вообще ничего! Хлапов отписал Управлению лесами Хабаровского края провести проверку. Ну, не смешно?! Тому органу, который он или кто еще должны были проверять, он отписал самого себя проверить! Все остается по-прежнему, ухудшается с каждым днем. Такого бардака, как сейчас, в тайге вообще никогда не было. Никогда. У нас скоро вместо леса пустыня будет», - считает активист.

Ранее мы писали о том, что к весьма «корявому» Лесному кодексу РФ претензии есть не только у защитников тайги. Жители таежных поселков не могут сегодня продавать собранные дикороссы, поскольку за это им грозит уголовное преследование. А для большинства селян сбор дикороссов – единственный заработок. Добиться внесения изменений в Лесной кодекс РФ еще в 2015 году обещал тогда еще депутат Государственной думы России Сергей Фургал. Отметим, что депутатом федерального парламента он был на протяжении трех созывов. Таким образом, именно Фургал прямо или косвенно, но причастен к принятию большинства федеральных законов, имеющих отношение к лесной отрасли. Например, за время депутатства Фургала в Лесной кодекс РФ было внесено 44 поправки. Ни одна их них, как видим, не принесла пользы ни жителям таежных регионов, ни тайге, которая, судя по всему, скоро исчезнет совсем. А Сергей Фургал, став губернатором, клятвенно обещал навести порядок в лесной отрасли края. Может, он этот Лесной кодекс и не читал вовсе? Зато почти у каждого таежного поселка вдоль БАМа в Хабаровском крае выросли, как грибы после дождя, китайские лесопилки. А в апреле 2019 года хабаровское минэкономразвития отчиталось об «успехах»: «в Хабаровском крае древесину добывают 85 предприятий из приграничного Суйфеньхэ».


Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Чтобы подписаться на канал Vostok.Today в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/VostokToday с любого устройства, на котором установлен мессенджер и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Не забывайте подписываться на канал Vostok.Today Яндекс.Дзен
Понравилась новость? Поделись с друзьями